Рецензия

Две эпохи за один вечер: «Шопениана» и «Пахита»

Большой театр представил первую балетную премьеру текущего сезона.

08.12.2022

Автор: Анна Ельцова

На сцене Большого театра прошла премьера — вечер одноактных балетов «Шопениана» и третий акт из балета «Пахита» со знаменитым Grand pas. Оба балета — своеобразное возвращение к истокам и возможность продемонстрировать школу классического танца, а где, как не в Большом, умеют исполнять классику?

К работе над возобновлением спектаклей призвали лучших специалистов: опытных педагогов, бывших премьеров Кировского театра (ныне Мариинский театр. — Прим. ред.) Наталью Большакову и Вадима Гуляева, которые трудились над «Шопенианой», а знаток старинных балетов Юрий Бурлака восстановил Grand pas из «Пахиты».

«Шопениана» впервые появилась в Большом театре в 1932 году и оставалась в репертуаре весь ХХ век. Этот бессюжетный балет — фантазия Михаила Фокина о временах Тальони, воспоминание о романтизме. Первоначально балет представлял собой калейдоскоп жанровых сценок на музыкальные фрагменты Шопена, и лишь метафизический танец Анны Павловой в образе Сильфиды подсказал балетмейстеру, каким должен быть его новый балет. «…Танец в стиле Тальони, в стиле давно забытого времени, когда в балетном искусстве господствовала поэзия. Я увидел воплощение моей мечты, мечты о балете», — писал Фокин. Так родилась знакомая нам «Шопениана» — балет о балете, творческих озарениях поэта и тонкости чувств и переживаний.

Здесь нет бездумной виртуозности, ни одного силового движения, здесь царит парящий прыжок как символ тальонизма, полета души над обыденностью. Современным танцовщикам, заточенным на силовое исполнение, порою очень нелегко соткать в танце этот романтический флер. Солисты Большого с этой непростой задачей справились. И в этом, конечно же, большая заслуга балетмейстеров возобновления Натальи Большаковой и Вадима Гуляева. Положения корпуса, рук и головы, тающие pas de bourree suivi, парящие прыжки — все соответствовало стилю произведения. Образы Поэта и Музы в романтическом «Седьмом вальсе» достойно воплотили молодые солисты Елизавета Кокорева и Дмитрий Смилевски. Их прыжки были легкими, приземления абсолютно бесшумными, балерина свободно зависала в высоких поддержках уверенно державшего партнера. Но главной Сильфидой этого вечера стала Евгения Образцова — романтическая по складу дарования балерина. В белоснежной тюнике и веночке из флердоранжа она казалась сошедшей с гравюры XIX века. В прелюде Сильфида Образцовой то вела с кордебалетом возвышенный диалог, то плыла в невесомых pas de bourree suivi, то застывала в arabesque.

Елизавета Кокорева и Дмитрий Смилевски
Евгения Образцова и Дмитрий Смилевски

Костюмы Татьяны Ногиновой отличают художественный вкус, красота и точное соответствие стилю романтической эпохи. Удачной идеей стало возвращение декораций мастера сценографии середины прошлого века Владимира Дмитриева. Созданные в 1946 году, они стали своего рода воспоминанием художника о Павловске, превращенном фашистами в руины. На заднике видна античная колоннада Павильона трех граций и готическая башенка, на переднем плане огромная парковая ваза. Постановка пронизана мотивом ностальгии по красоте ушедшего: Фокин пытался воссоздать танец божественной Марии Тальони, Дмитриев — образы Павловска времен его юности.

Елизавета Кокорева и Дмитрий Смилевски

Большое классическое па из балета «Пахита» — оммаж Петипа и эпохе академизма от знатока старинной хореографии Юрия Бурлака. Постановка ослепительно красива: пышная барочная лепнина декораций Альоны Пикаловой перекликается с эффектной вышивкой на костюмах Елены Зайцевой.

Кристина Кретова и Дмитрий Выскубенко

В памяти поклонников балета осталась «Пахита» образца 2008 года, созданная той же командой. В заглавной партии тогда блистали примы театра Надежда Грачева, Галина Степаненко, Светлана Захарова, Мария Александрова. Сегодня свои возможности в «Пахите» показывало новое поколение звезд Большого театра: Алена Ковалева, Кристина Кретова, Элеонора Севенард. Из «старой гвардии», исполнявшей еще первый вариант, осталась Екатерина Крысанова. Возобновленная версия получила новые краски, сохранив всю основную хореографию. Юрий Бурлака добавил эффектный гавот Вестриса в кринолинах и париках, а также котильон. Елена Зайцева поменяла расцветку костюмов солисток с вишневого на голубой, а саму Пахиту облачила в белоснежную пачку с черным кружевом.

Мариус Петипа задумал Grand pas в третьем акте «Пахиты» как парад ведущих балерин труппы, поэтому его называют «ларцом с драгоценностями». Известно, что это виртуозное Grand pas — своего рода индикатор уровня труппы, и Большому театру, одному из лучших на сегодняшний день в исполнении классического репертуара в стране, да и в мире, оно пришлось впору.

Фото Дамир Юсупов

© Большой театр