Крупным планом

Мей Нагахиса

Автор Ольга Угарова

Фотограф Юлия Михеева

22.01.2022

Cерия специальных проектов о поколении Z. Поколении молодых балерин, стремительно ворвавшихся в мир большого балета, бесстрашно танцующих глубокие роли и берущих от жизни все здесь и сейчас.

Мей Нагахиса впервые вышла на сцену Мариинского театра в 15 лет, в 17 стала стажером труппы, а потом в мгновение ока — второй солисткой. В конце прошлого сезона юную японку, блестяще перенявшую традицию и русский стиль, перевели в статус уже первой солистки — в 21 год. Если 30 лет назад такие повороты судьбы были бы практически невозможны, то сейчас поколение Z своим талантом и трудом может растопить сердце даже самой консервативной балетной институции. Мы попросили Мей встретиться с нами и рассказать Ольге Угаровой о своем пути к сцене Мариинского театра, жизни в России и, конечно, о Японии.

Солистка

Хрупкая выпускница Академии принцессы Грейс в Монте-Карло поступила в труппу Мариинского на позицию стажера. Но легкая, как перышко, танцовщица молниеносно завоевала любовь строгой петербургской публики и стала идеальным романтическим образом русского балета. Начав работать над небольшими соло в двойках и тройках, Мей в первый же сезон станцевала Машу в «Щелкунчике», дебютировав вместе с другим легионером Виктором Кайшета. А спустя два года юная балерина уже вышла в заглавной роли в «Жизели» — с партией мечты юную солистку тогда приехала поздравить мама, всегда мечтавшая видеть свою дочь в каноническом спектакле.

Вам было сложно готовить в 19 лет партию Жизели?

Скорее, волнительно. Это было очень значимое событие для меня. «Жизель», наверное, самый любимый балет моей мамы, и я с детства смотрела много его записей. Я даже представляла себя невестой Альберта и планировала, как буду танцевать разные сцены. А когда я попала в Мариинский, это был первый спектакль, который я увидела в исполнении труппы. Тогда танцевала потрясающая Катя Осмолкина.

Какие трудности возникали во время подготовки партии?

В работе были свои сложности. Сцена сумасшествия требовала много сил, но мой педагог — Эльвира Геннадьевна Тарасова — очень помогла мне. В результате все прошло хорошо. А еще это, конечно, было невероятным счастьем для моей мамы, и я очень рада, что ей удалось приехать на мой дебют.

В вашем репертуаре сплошь романтические героини: Жизель, Сильфида, Ширин, Джульетта. Вы чувствуете с ними что-то общее?

Трудно сказать (улыбается). Но мне легко их танцевать: все получается естественно. Вот чего я не могу представить, так это себя в каком-то сильном характере, как Китри, например (смеется). Кажется, это самое далекое от меня, что только может быть.

Что не скажешь о партии Маши в «Щелкунчике»!

Да! Даже не верится, что мне дали станцевать ее в мой первый год работы в театре. Мы тогда с Виктором Кайшета очень волновались: это была премьера для нас обоих. После спектакля я так рыдала! Не могла поверить, что я танцую в главном рождественском спектакле главную партию на сцене Мариинского театра, о котором я даже не мечтала!

Япония

Мей Нагахиса выросла в крупнейшем японском городе Осаке, где энергия мегаполиса растворяется в яркой зелени и цветущих зарослях сакуры, а архитектура будущего утопает в парках и садах. Мей отдали в студию танцев в три года, и сколько она себя помнит, балет всегда был с ней. Когда пришло время школы, утром в ее расписании появились обычные уроки математики, биологии и японского. После ее ждал трамвай и путь в балетный класс на репетиции, которые зачастую заканчивались в одиннадцать часов вечера. Так продолжалось, пока девочке не исполнилось 13, когда будущая солистка переехала в Княжество Монако, чтобы учиться в Академии принцессы Грейс.

Почему мама вас отвела на танцы?

Она сама когда-то мечтала стать балериной, но дело в том, что семье было очень непросто, поэтому ей нужно было свои грезы отодвинуть на второй план. Но она подарила их мне.

Вам больше нравилось в обычной школе или в балетной?

В балетной! Да, у меня были друзья и там и там, но мне все время хотелось танцевать. Я очень много участвовала в конкурсах и часто выходила на сцену, что, конечно, захватывало. Именно после конкурса Youth America Grand Prix я и попала в Монако.

Было тяжело решиться на такой дальний переезд?

Расставание с семьей далось сложно, а в остальном — все прошло легко. Мне очень хотелось учиться балету. Жизнь в академии оказалась очень строгой, но мы в Японии привыкли быть дисциплинированными, и обучение не вызывало у меня шока. Было очень необычно столкнуться с ребятами из других стран. Среди моих одноклассников были ученики со всего мира, включая итальянцев, американцев и корейцев.

А сейчас, работая в Мариинском театре, уже не так скучаете по семье?

Я всегда по ним тоскую: мне не хватает и родителей, и Японии. Стараюсь даже об этом не думать, потому что тогда начинаю скучать еще больше, хотя Петербург уже стал домом.

Мариинский театр

Большое путешествие в Россию и Петербург у Мей Нагахиса лежало через Калифорнию. Студентку Академии принцессы Грейс пригласили станцевать па-де-де из спектакля «Талисман» на большом гала-концерте, где ее и приметил глава балетной труппы Мариинского театра Юрий Фатеев. После мастер-класса и небольшого просмотра последовало приглашение станцевать на сцене Мариинского театра в партии Ману в балете «Баядерка». Тогда Мей было 15 лет. Через два года она станет частью труппы.

Как вы готовили партию Ману?

Я приехала в Петербург и работала с Галиной Петровной Кекишевой, старейшим педагогом театра. Она была невероятно мила и доброжелательна, и весь процесс шел очень легко. Но каждое утро традиционно начиналось с класса. Когда я первый раз зашла в зал, то потеряла дар речи: я вдруг оказалась среди звезд, которых видела только в записях на DVD или в YouTube. Помню, как не могла просто поверить сама себе, что мечты становятся реальностью.

Что вы ждали от России?

Мне представлялось, что эта страна очень темная и мрачная. Но все оказалось совсем не так. Помню, как меня поразило, что все такое яркое, а изумрудный цвет Мариинского театра сразу влюбил в себя. Прежде чем переехать полностью, я должна была окончить академию в Монако, но несколько раз приезжала в Петербург, чтобы заниматься в театре и понять, как все устроено.

Вам не было страшно, как вас примет труппа?

Я не думала об этом. Когда я приехала, то была настолько поглощена работой, что меня не волновало все лишнее. Я была сконцентрирована на том, чтобы постараться впитать в себя традицию и стиль русской школы.

За эти несколько лет театр стал родным?

Абсолютно! Я не представляю свою жизнь без Петербурга и Мариинского театра.

Образы Atelier Biser

MUAH Мария Быстрова