Крупным планом

Мария Виноградова

29.11.2022

Интервью: Екатерина Борновицкая

Фото: Алиса Асланова

Мария Виноградова – одна из самых ярких балерин Большого театра, ее красота очаровывает, а созданные ею роли остаются в памяти зрителя. Мы встретились с Марией, чтобы поговорить о росте в профессии, подготовке к новым ролям и просто о жизни. 

Мария, тем, кто следит за вашим творчеством на протяжении долгого времени, очевидна огромная работа, которую вы проделали за эти годы. Расскажите, пожалуйста, как вы выстраивали себя как балерину? Что вам помогло достичь такого высокого уровня исполнительского мастерства?

Думаю, в первую очередь это произошло благодаря моему педагогу Нине Львовне Семизоровой, без которой ничего бы не получилось. Так сложилась моя судьба, что я повстречалась с ней и с первых репетиций поняла, что это мой человек. Она очень позитивная, солнечная, открытая, и своей невероятной энергией заряжает на работу. С ней мы сделали весь мой ведущий репертуар. Конечно, очень сильно повлияли на мою творческую судьбу хореографы, которые приезжали ставить у нас новые спектакли. В работе с ними открывались мои новые грани, потому что в начале карьеры я редко участвовала в современных хореографических постановках, а потом как понеслось.

Вы же работали с Ниной Львовной Семизоровой практически с самого начала вашей карьеры…

Когда я только пришла в театр, то работала с Татьяной Николаевной Голиковой, но, к сожалению, она тяжело болела, и в скором времени ее не стало. Полгода я была без педагога — достаточно сложный период: ты не знаешь, куда податься, к тому же я была очень молода, мне было страшно. А потом судьба свела меня с Ниной Львовной, и с того момента я работаю только с ней. Это очень ценно, когда педагог ведет тебя на протяжении всей творческой карьеры, между вами очень тонкие отношения складываются, очень тонкие связи.

Вы станцевали почти все ведущие партии балетного репертуара. У вас очень большой творческий багаж, которым может похвастаться даже не каждая прима-балерина. Тем не менее официального звания прима-балерины у вас пока нет… Насколько вообще для вас важен этот статус?

Конечно, я станцевала много, большой репертуар, но далеко не всю классику… Наверное, это вопрос в первую очередь не ко мне, а к кому-то другому. А насколько важен статус… Самое важное для меня — это выходить на сцену.

Вашей дочке уже шесть лет, она проявляет интерес и способности к балету? Вы бы хотели, чтобы она пошла по стопам родителей?

Она любит ходить в театр, смотреть спектакли, и для меня было очень ценно, что Аня в прошлом сезоне увидела балет «Щелкунчик» из зала как зритель. До этого я водила ее на «Дон Кихота», когда Ваня танцевал, но меня она увидела впервые именно в «Щелкунчике». Недавно она посмотрела «Легенду о любви», высидела все три акта! Хотя балет достаточно взрослый, непростой, и к тому же Аня — энергичный и подвижный ребенок, для нее высидеть что-то более десяти минут — это уже тяжело. Она очень любит смотреть спектакли! Я даже включаю ей старые записи. Но сама она не проявляет особого интереса к профессии, и я ни в коем случае не буду настаивать, потому что знаю, какой это адский труд.

То есть в танцевальный кружок вы ее пока не отдаете?

Нет. Я считаю, что ребенок должен сам захотеть. Если он не проявляет желания, заставлять не стоит. Я-то в балет пошла сама, хотя никого балетного в семье не было.

В своих интервью вы говорили неоднократно, что у вас нет каких-то отдельных любимых партий, что вам сложно выделить наиболее знаковые из них, потому что все они одинаково важны. А есть ли роли, которые дались вам наиболее тяжело? Роли, требующие технического или артистического преодоления себя.

Наверное, здесь я скажу про «Чайку» — пару сезонов назад у нас была премьера, и, честно признаюсь, я не сразу нашла подход к своей героине. Наша «Чайка» немного отличается от классической версии, от произведения, и мне было тяжело, потому что я никак не могла принять эту героиню — Нину Заречную. А если я сама себе не верю, то зритель не поверит тем более. Заниматься обманом — дело неблагодарное. В плане техники у меня не было никаких вопросов. Юрий Посохов — замечательный хореограф, и мы не в первый раз с ним работали. Хореография Юрия Михайловича мне очень нравится — она сложная, но интересная. А вот в плане образа… В нашей «Чайке» Заречная яркая, дерзкая, сексуально агрессивная, она женщина-огонь, а во втором акте, когда жизнь ее меняется, когда она уезжает, естественно, меняется и она сама… Второй акт был мне как раз ближе, особенно последний дуэт, все такое драматичное. В целом мне было очень тяжело — помню, как мы просто сидели в гримерках, я общалась и с хореографом, и с режиссером, и мы все пытались найти какие-то точки опоры. Но за неделю до генпрогона была репетиция на сцене, я пришла, и тогда будто сошлись звезды — я поняла, что могу выйти и станцевать эту партию.

Это своего рода вызов для артиста — станцевать то, что на первый взгляд тебе совсем не подходит, мне всегда было интересно — получится или нет…

С чего вы обычно начинаете работу над новой ролью?

Смотря какая роль — если спектакль уже поставлен, или он поставлен, например, по литературному произведению, то я сперва углублюсь в первоисточник, посмотрю всевозможные экранизации. Дальше, если спектакль уже на виду, с готовым текстом, я начинаю учить порядок движений. Также у меня есть блокнотик, в котором я обычно прописываю сцены. Например, «Анна Каренина» — колоссальный спектакль, там очень большой материал у главной героини, частая смена сцен и очень много текста. В какой-то момент я завела себе этот блокнот, в котором я все подробно фиксирую: откуда я выхожу и что делаю, потому что в голове при такой масштабной работе может наступить абсолютный бардак. Потом разучиваю текст и дальше уже накладываю на него эмоциональную составляющую.

Вы когда-нибудь отказывались от партии, понимая, что это не ваше, что она не идет?

Нет, такого не было. Ведь это своего рода вызов для артиста — станцевать то, что на первый взгляд тебе совсем не подходит, мне всегда было интересно — получится или нет…

Есть ли героиня, образ которой вы бы особенно хотели воплотить на сцене?

Какого-то одного образа нет… Скорее, мне было бы очень интересно попробовать себя в противоположных ролях в спектаклях, в которых я уже танцую. В том же «Спартаке» станцевать Эгину, а в «Легенде…» — Мехменэ Бану… Конечно, не знаю, получилось бы у меня или нет, но я бы рискнула.

Мария, вы снимались в художественном фильме «20 сигарет». Подскажите, есть у вас какие-то планы или желание еще раз попробовать себя в качестве актрисы?

Нет, не рассматриваю подобное развитие событий. Мне и после поступали предложения, но в силу занятости в театре я всегда отказывалась от них… И, откровенно говоря, это все-таки не мое.

У вас есть какие-то увлечения помимо балета? Может быть, какое-то хобби?

Хобби у меня нет, признаюсь честно. Но я стараюсь переключаться — следить за культурной жизнью, ходить по музеям, выставкам. В театр, конечно, не успеваю ходить, очень жаль, что драматические спектакли не идут летом, когда у нас отпуск.

Что из последних выставок вам особенно запомнилось?

Шикарная выставка «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых»! Меня всегда вдохновляла живопись, особенно классическая живопись… Потому что современное искусство, я не то чтобы не понимаю, просто оно не наполняет меня так, как классическое.

А с балетом то же самое?

Нет, абсолютно, меня очень интересует современная хореография, особенно то, что у нас ставилось в последние годы — в частности, спектакли «Орландо» и «Мастер и Маргарита» — я получаю настоящее удовольствие, когда танцую в них. Это шикарные постановки! Например, «Мастера… » и балетом сложно назвать, скорее, это некая драматическая постановка, решенная в современной хореографии — безумно интересно!

Мария, а вы любите смотреть балет как зритель? Есть ли у вас любимые балеты со зрительской точки зрения?

Да, мне интересно смотреть балеты — я и у нас в театре хожу, если идут знаковые премьеры или спектакли… Когда я была маленькой, меня родители возили в Санкт-Петербург, и я ходила в Мариинку и Театр Бориса Эйфмана… Сейчас частенько, к сожалению, единственная возможность посмотреть спектакли — это интернет. Но я всегда что-то смотрю, потому что это так или иначе всплывает.

Насколько сильно на ваше творчество влияют внешние факторы, то, что происходит вокруг, среда, которая вас окружает?

Мне кажется, что единственный способ удержаться — это уйти с головой в работу, и всю свою энергию перерабатывать именно в работе. И круг энергии обмена направлять в нужное русло, как бы грустно и тяжело не было. Внешние факторы никак не отражаются на качестве моих выходов на сцену, и не должны отражаться — все-таки мы профессионалы, и какие-то личные эмоции нужно оставлять за кулисами.

Над чем вы сейчас работаете?

Сейчас я готовлюсь к «Анюте», у меня будет премьера. Когда возобновляли спектакль, я увидела свою фамилию в списках, но в первые два спектакля не попала, и сейчас я очень благодарна, что мне выпал такой шанс — необычная для меня роль, и опять чеховская героиня. Это тоже вызов, потому что спектакль ставился на гениальную Екатерину Сергеевну Максимову. И здесь ни в коем случае нельзя копировать, да и сложно это, потому что она такая одна была! Тут все нужно как-то по-своему сделать, свою индивидуальность внести.

Мария, мы вам желаем удачной премьеры, уверены, что в вашей творческой копилке появится еще одна замечательная партия!*

*27 октября на сцене Большого театра состоялась премьера Марии Виноградовой в балете «Анюта».

БЛИЦ

Как начался сегодня ваш день

Со звонка будильника.

Любимое время года

Лето.

Первый выход на сцену

Помню выход на сцену Большого театра — это было pas de trois на Исторической сцене. Я очень волновалась!

Самый большой казус или забавный момент на сцене?

Ну, забыть порядок — это вряд ли забавный момент, но большой казус, однозначно.

Однажды на Новой сцене в четверке вальса в «Лебедином озере» — мы появляемся практически в начале акта по две девочки — я стою греюсь, со мной стоит моя коллега, и вдруг приходит третья и говорит, что она танцует. Мы стали спорить, но в итоге выяснилось, что та перепутала день. Это было забавно.

Личность в балете, которой вы восхищаетесь

Сильви Гиллем.

Любимая еда

Пицца.

Идеальный выходной

Когда не надо никуда бежать и торопиться.

Идеальный отпуск

Лежа на пляже.

Балет в трех словах

Жертвы, упрямство, фанатизм.

Если не балет, то что…

…ничего. Не знаю, это сложный вопрос, философский.

Любимый город

Рим и Москва, конечно.

Ваша самая вредная привычка

У меня их много.

Способность, которой хотелось бы обладать

Перемещаться во времени.

Три вещи, которые всегда с вами

Телефон, паспорт, ключи от дома.

Заветная мечта

Мир во всем мире.

Образ: Ольга Биль

Дизайнеры:

Dashali

Модный дом Tatyana Parfionova