Персона

К юбилею Аллы Михальченко

Автор Светлана Потемкина

06.07.2022

3 июля отметила юбилей народная артистка РСФСР Алла Михальченко. Об Алле Михальченко писали редко и мало. Причудливая, странная, техничная и стильная, изысканная и утонченная — таким нестандартным набором эпитетов по обыкновению характеризуют балерину и ее героинь. К счастью, сохранились видеозаписи, которые дают представление практически обо всех ролях, которые ей довелось исполнить на сцене Большого театра и в телевизионных балетах.

Среди балерин Большого театра 70–90-х годов Алла Михальченко занимает особое место. Одна из самых ярких представительниц московской школы, она была любимой ученицей Софьи Головкиной.

Фотограф Лариса Педенчук

Алла Михальченко пришла в Большой театр в 1976 году. Как и другие балерины этого поколения, много танцевала в балетах Юрия Григоровича. Среди ее ролей: Рита в «Золотом веке», Анастасия в «Иване Грозном», Эгина в «Спартаке», Валентина в «Ангаре», Ширин в «Легенде о любви». Балерина с успехом участвовала и в постановках современных ей хореографов: «Этих чарующих звуках» и «Икаре» Владимира Васильева, «Сирано де Бержераке» Ролана Пети, «Индийской поэме» Юламей Скотт и Юрия Попко, «Калине красной» Андрея Петрова, в «Белоснежке и семи гномах» и «Чиполлино» Генриха Майорова, «Фантазиях на тему Казановы» Михаила Лавровского и, конечно, в «Чайке» Майи Плисецкой. В ее репертуар вошли ведущие партии классического репертуара: Жизель и Китри, а позднее — Раймонда, Гамзатти, Принцесса Флорина, Сильфида.

Свои роли в Большом театре Алла Михальченко готовила сначала с Раисой Стручковой, а позднее — с Галиной Улановой. В классе совершенствования занималась у Асафа Мессерера, чьи ежедневные наблюдения за балериной сложились в одну из немногочисленных характеристик: «Алла Михальченко владеет всем богатством классического танца. У нее легкий прыжок, высокий шаг, хорошее вращение. Она женственна, умна, интеллигентна, и это проникает в то, что она делает на сцене. Может быть, поэтому так удачна была ее Нина Заречная в «Чайке», которую она танцевала в очередь с Майей Плисецкой».

Те, кто видел Аллу Михальченко на сцене, вспоминают, прежде всего, ее Риту в «Золотом веке», Принцессу Флорину в «Спящей красавице», Эгину в «Спартаке» и, конечно же, Нину Заречную. «Она была настоящей чеховской барышней, — рассказывает Виолетта Майниеце. — В ней был трагический надлом, и в то же время, в отличие от героини Майи Плисецкой, ее Заречная была именно девушкой из русской провинции, которая очень далека от новых форм и всего того, о чем говорит в пьесе Треплев».

Причудливость поведения, манер и внешнего облика — то, что всегда выделяло саму Аллу Михальченко и на сцене, и в жизни в период ее работы в Большом театре, то есть до конца 1990-х. На общих фотографиях, сделанных во время репетиций, ее легко узнать по излюбленной ленте на лбу — то ли повязке для волос в стиле хиппи, то ли элементу народного костюма и оберегу. 

Фотограф Лариса Педенчук

За кулисами Московского театра оперетты, где работала ее мама и прошло детство, актеры выглядели гораздо более экстравагантно, чем консервативное балетное сообщество, тяготевшее к черно-белой гамме, на фоне которой неординарность Аллы Михальченко бросалась в глаза. Известно, что балерина придавала большое значение деталям, сама придумывала новые прически и костюмы.

Фотограф Лариса Педенчук

Николай Цискаридзе рассказывал о том, что любил и участвовать с ней в одних и тех же спектаклях, и смотреть их из зала именно потому, что ее исполнение партий всегда сопровождалось множеством новых нюансов: «Однажды я пришел на «Спартак», и она танцевала Эгину. Никого красивее в этой роли я больше не видел, — рассказывал Николай Цискаридзе, — три акта она появлялась с разными прическами, и это были три разных образа. Во втором акте, когда на сцене выстраиваются патриции, а затем появляется Эгина, Алла выходила с плащом, гордо шествовала вдоль строя, а потом брала этот плащ и эффектным жестом бросала... Только за этот жест ей можно было бы дать «Оскар»! И вдруг в третьем акте она выходила с простыми куртизанками, с огромной гривой золотых волос. Высокий хвост, мелко завитые локоны, римская тиара... Патрицианка с барельефа! Смотреть на нее было эстетическим наслаждением. И в конце сцены, когда на ней лежит рука одного из рабов, — она не просто отбрасывала ее, а приподнимала как нечто мерзкое и гадкое, брезгливо осматривала и отшвыривала с такой ненавистью, будто она испачкалась... Даже классические образы она умудрялась наполнить очень личным прочтением и внести в них свою изюминку».

Виртуозность Аллы Михальченко высоко оценили на международных конкурсах, присудив ей Гран-при варненского и первую медаль московского конкурсов артистов балета. Но больше наград и званий и точнее самых художественных эпитетов об индивидуальности балерины говорят сохранившиеся видеозаписи спектаклей. По случаю юбилея балерины «Лебединое озеро» стоило бы пересмотреть полностью, потому что Алла Михальченко одна из немногих, чьи образы Одетты и Одиллии в равной степени убедительны, чарующи, утонченны. 

Фотограф Лариса Педенчук