Рецензия

«Золотая Орда». Обзор

Автор Ольга Угарова

16.06.2022

Эксклюзив Казанского театра оперы и балета — спектакль «Золотая Орда» — стал в программе XXXV сезона Фестиваля имени Рудольфа Нуриева одной из основных точек притяжения.

Национальный балет «Золотая Орда» поставили на сцене Казанского театра в 2013 году. В двухактном спектакле с его динамикой сюжета, зрелищными ансамблевыми танцами, грандиозным хором и роскошной кружевной картинкой восточного дворца легко считывается дух старого Голливуда — вспомнить хотя бы лидеров кинопроката XX века, фильмы «Викинги» и «Спартак». Почти десять лет спектакль занимает центральное место в казанской афише, а в рамках Фестиваля Рудольфа Нуриева еще и предваряет большой праздник по случаю 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией. Через нежную историю любви, помещенную внутрь трагических исторических перипетий, зрители узнают о великой империи, частью которой были казанские татары.

В основу либретто авторства народного поэта Татарстана Рената Хариса легла фатальная любовь татарских Ромео и Джульетты — Джанике, дочери хана Токтамыша, и Нурадина, сына полководца Мурзы. Теплые чувства юных героев разворачиваются на фоне алчной власти, предательства и вероломства. В судьбу главных героев вмешивается злодей Визирь, который сеет зерно раздора между Токтамышем и Мурзой. Последний бежит в Самарканд за помощью к эмиру Тимуру (Тамерлану). Финал трагичен: черное войско Тимура разоряет родную для Токтамыша и Мурзы страну, а влюбленная пара гибнет.

Идею создания балета на тему Золотой Орды поддержала композитор Резеда Ахиярова, которую всегда захватывала история татарского народа. В ее биографии на тот момент уже были сочинения на национальные темы, в том числе оратория «Чингисхан», симфония «Кол Гали» о поэте булгарского происхождения и опера «Любовь поэта» о важнейшем литературном герое Габдулле Тукае. Хореограф Георгий Ковтун получил партитуру, наполненную разнообразными по характеру эпизодами: энергичные фрагменты подошли ярким батальным сценам, на тонкие скрипичные созвучия удачно легли любовные дуэты, протяжная музыка стала частью философских отступлений, в которых появляется дух хана Батыя, а ориентальные мотивы стали отличным сопровождением для восточных танцев, местами напоминавших классические «Половецкие пляски» Фокина.

Сама идея продиктовала подход к хореографическому тексту и рисунку. Мы легко угадываем цитаты из лучших исторических образцов — балетов Григоровича «Спартак», «Иван Грозный», «Легенда о любви». В этих постановках собраны все необходимые ингредиенты для большого сюжетного балета: и специфическое шене в восточном стиле, и брутальное антрэ, и даже трон как символ стремления к власти (кстати, в «Золотой Орде» трон еще и часть образа трагической судьбы Джанике и Нурадина: в финале балета дети играют у его подножия, еще не зная, что их ждет впереди). Но это не все, ведь прекрасные ингредиенты и знание одного лишь рецепта далеко не всегда гарантирует результат.

В «Золотой Орде» Ковтун очень удачно прописал драматургию. Большие сцены, приковывающие внимание зрелищностью, безупречными композициями и перестроениями, в нужных моментах прерываются смысловыми дуэтами или па-де-труа. На этих символических вдохах мы задумываемся о бремени власти, хрупкости любви и неминуемой трагедии. Как только высказывание исчерпано, сюжет сменяется размышлениями, продиктованными линией духа хана Батыя, пытающегося тянуть арбу судьбы и оберегающего маленьких Джанике и Нурадина. Не забыт и прием вставных номеров: в спектакле нашлось место танцу павлинов, танцу воинов с народными татарскими мотивами и ажурному восточному танцу, в котором солировала манкая Олеся Пичугина.

Укрепляет философские отступления спектакля образ хана Батыя, чью пластику Ковтун насытил скорее лексикой contemporary. В первых показах эту партию исполнял нынешний танцовщик Мариинского театра Давид Залеев, а на фестивале — органичный Михаил Тимаев. Остальные образы — это академический подход, усиленный физически сложными и рискованными элементами — прыжками и почти акробатическими поддержками. Везде, где это необходимо, добавлена образная хореография рук: пластика главного злодея Визиря в эффектном исполнении Алессандро Каггеджи отличается паучьими кистями с широко расставленными пальцами, а у безжалостного Тимура, в роли которого вышел крепкий Глеб Кораблев, руки превращаются в крылья черного ворона, готового вот-вот поглотить весь мир.

С ярко характерными образами контрастирует пара Джанике и Нурадина. Прима-балерина театра Кристина Андреева соединила в своем исполнении юной Джанике трепетную пластику порхающей птицы и страстные арабески влюбленной девушки. А вот премьер Ильнур Гайфуллин, для которого роль Нурадина в этот вечер стала дебютом, должен был выполнить двойную задачу (что сделал блестяще): его роль насыщена и любовными адажио, и диалогами с отцом, и эффектными танцами воина-победителя.

Эпитет «эффектный» в разговоре о балете «Золотая Орда» подойдет не только танцевальным решениям и яркой сценографии, но и труппе. В Казани артисты отличаются харизмой и характером, что в таких спектаклях просто жизненная необходимость не только для главных партий, но и массовых сцен.

Балет «Золотая Орда» никогда не выезжает на гастроли из-за своей монументальности. В спектакле занята вся балетная труппа, а на сцене в обрамлении впечатляющих декораций Андрея Злобина присутствует к тому же многочисленный хор. Смотреть «Золотую Орду» нужно в Казани, что только добавит особенное послевкусие к однозначному must see отечественного репертуара.

© Фото предоставлены пресс-службой Казанского театра оперы и балета им. М. Джалиля.