Крупным планом

Людмила Семеняка

27.05.2022

Интервью и фотоистория Алиса Асланова

Людмила Ивановна Семеняка — легенда Большого театра, народная артистка СССР, эталонная балерина, в танце которой сочетались стиль русского балета, филигранная техника исполнения и неповторимое изящество. В январе Людмила Ивановна отпраздновала юбилей, в этот день на Исторической сцене в ее честь показали балет «Лебединое озеро».

«В труппу Большого балета Людмила Семеняка пришла, во-первых, балериной, во-вторых, балериной ленинградской школы. Это в ней изначально привлекло и было зримо выражено. Но она несла в себе и нечто сверх очевидного: восторг жизни и профессии, упоение каждым мгновением сценического существования. Все, чего она касалась, одухотворялось восторженной и немного нервной балеринской природой. Собственно, ее успехи, следовавшие быстро, никого не удивляли. Оставалось удивляться ее способности одухотворять личным присутствием и дуновением новый материал любой сложности.

Так и родилась, на наших глазах крупнейшая русская балерина Людмила Семеняка. Она – в истории Большого театра и по-прежнему в наших сердцах», — так говорит о балерине Юрий Григорович.

Людмила Ивановна уже шестнадцатый год служит педагогом в Большом театре и передает свой бесценный опыт ученицам. Нам посчастливилось побывать на ее репетициях с прима-балериной Юлией Степановой, а также поговорить о важных аспектах педагогической деятельности и о том, чем сегодня наполнена творческая жизнь Людмилы Ивановны.

О преподавании

Когда я танцевала, о преподавании не думала, я скорее хотела ставить и быть балетмейстером. Преподавание пришло в мою жизнь естественным образом: еще танцуя, я ездила по приглашению за границу (часто в Японию) преподавать и давать мастер-классы. Если в тебе и твоих знаниях нуждаются, твой долг поделиться своими знаниями и опытом. Так выстроена наша профессия: преподавательская работа — продолжение твоего творчества, просто под другим ракурсом. И вот пошел уже шестнадцатый год моего преподавания в Большом театре.

Прирожденное педагогическое качество я, кстати, мало у кого наблюдала. У кого-то оно вырабатывается. Например, артист, талантливо исполняющий технические партии, впоследствии сможет стать хорошим педагогом, потому что исполнение технических элементов требует анализа и правильного разбора методики. Образование играет большую роль в формировании педагога, ведь преподавание — это такой синтез из базовых знаний, безупречного вкуса и накопленного опыта не только артистического, но и жизненного. Кстати, в данном аспекте хочу отметить, например, нашего руководителя Махара Вазиева. Он прирожденный педагог, это его качество сразу стало заметным, когда он пришел руководить труппой Большого театра. Его не оставляет спокойным ни один артист в театре, его тянет во все залы — всем помочь, всем подсказать замечания. Он делится своими знаниями очень открыто и щедро. И это дает свои результаты, ему удалось многих артистов продвинуть в их исполнительском и техническом мастерстве.

Возвращаясь к моей педагогической деятельности, скажу, что мне, конечно, повезло в жизни учиться у потрясающих людей. Ленинградская балетная школа особенная, она дает уникальные знания детям и в плане балета, и в плане гуманитарного образования. После окончания училища, когда я пришла работать в Кировский театр (ныне Мариинский театр — прим. ред.), меня сразу заметила гениальная русская балерина Татьяна Михайловна Вечеслова и начала со мной работать. Мы с ней подготовили Амура, одиннадцатый вальс в «Шопениане» и принцессу Флорину.

Когда Татьяна Михайловна уходила из театра, она передала меня потрясающему и мудрому педагогу Найме Валеевне Балтачеевой, которой я очень благодарна за работу и поддержку. Потом в моей жизни появилась изумительная Ирина Александровна Колпакова. Она для меня была идеалом балерины, олицетворением стиля русской балетной школы. Ирина Александровна в идеальной форме воплощала всех принцесс, все партии романтического направления, при этом она была необыкновенно живой и светлой, как луч. Мы недолго с ней работали, но вот все это я старалась от нее взять. Как тонко и с большим художественным вкусом она подготовила со мной па-де-де Одиллии и принца Зигфрида к Международному конкурсу в Москве, участие в котором впоследствии окончательно решило мою судьбу относительно перехода в Большой театр.

Придя в Большой театр по приглашению Юрия Григоровича, я работала с Галиной Сергеевной Улановой и Мариной Тимофеевной Семеновой, а также все годы занималась классом у Асафа Михайловича Мессерера. Уланова сыграла самую главную роль в моем творческом становлении. Она была для меня личностью космического масштаба. Галина Сергеевна безошибочно угадала во мне разносторонность в плане репертуара. Как великий художник Галина Сергеевна в своих наставлениях была очень проницательна и умела разгадать внутренние возможности артиста. Ее замечания были всегда очень точными по художественному видению, и они совпадали с моим нутром. Она одарила меня не только педагогическими наставлениями, но и человеческой дружбой, наполнив мои образы своим великим человеческим даром.

В дальнейшем судьба привела меня к великой Марине Тимофеевне Семеновой, она подарила мне такие краски, которые дополнили и утвердили мои качества как балерины.

Сегодня всеми этими знаниями я смело и открыто делюсь со своими ученицами. Самое важное для меня — это повнимательнее, поосторожнее вглядеться в артиста. Всмотреться не только в его природные данные, а понять чисто человеческие качества: как человек чувствует и понимает то, чем он занимается. Очень важно, что он понесет на сцену. Молодого человека надо разглядеть, надо угадать его. Предполагается, что в Большой театр приходят самые способные и одаренные дети из балетных школ, но когда начинаешь сольную работу с молодым артистом, включается этакая человеческая ответственность! Материал, которым обладает от природы этот человек, я должна постичь так, чтобы максимально раскрыть его возможности.

Мои педагоги передавали мне танец из «души в душу», так и я стремлюсь делать это сегодня.

Со своей ученицей прима-балериной Большого театра России Юлией Степановой.

Об ученицах

Моя педагогическая жизнь началась со встречи с двумя прекрасными артистками — Викторией Якушевой и Анастасией Меськовой, — с которыми по сей день мы вместе, и это настоящая творческая дружба. Виктория и Анастасия — две одаренные балерины, они сделали много интересных ролей и стали украшением труппы Большого театра. Я счастлива, что до сих пор продолжаю с ними работать.

Мои педагоги передавали мне танец из «души в душу», так и я стремлюсь делать это сегодня. Надо, чтобы в твою жизнь пришли такие ученики. У нас со Светланой Захаровой как раз такой тандем сложился на протяжении почти 16 лет. Это невероятно долгая творческая работа, которую мы вместе сделали. Какой она стала балериной! Для меня наше сотворчество — это большой внутренний пласт, большая душевная работа и погруженность в ее творческую жизнь. Работа с ней очень много дала мне педагогического опыта.

А потом в Большой театр пришла Юлия Степанова. Тоже ленинградка, с великолепной вагановской школой, восхитительная прима-балерина. Работать с ней большое удовольствие, каждый наш день наполнен мыслями и каждый день не проходит просто так, мы находим постоянно что-то новое. Мне интересно наблюдать за ее развитием, как она меняется. Она обладает природной интеллигентностью, красотой и притягательностью, когда она начинает двигаться и претворять эту свою красоту в танец, то это производит большое впечатление на публику. Она балерина таких как бы запрятанных страстей, в нее хочется вглядываться и разгадывать. Самое ценное, когда балерина раскрывается тебе навстречу и начинает работать глубоко и самостоятельно, в такие моменты я рядом, я становлюсь ее опорой.

Еще очень интересная часть моей творческой деятельности сегодня — работа с молодыми артистками. Это Станислава Постнова, с которой я работаю уже пять лет, и она уже танцует сольные партии, очень интересная и одаренная Мария Шувалова и юная Кристина Петрова. Есть и совсем начинающие ученицы. Как я уже говорила, мне, как педагогу, важно рассмотреть в них те черты, которые на сегодня можно раскрыть и заставить сверкать. Педагог не должен ошибаться. Педагог должен сразу увидеть, схватить и развивать. У всех разные возможности, надо иметь терпение скрупулезно их научить в себе разбираться, чтобы они сами в себе могли открывать новые возможности. И это так интересно — на репетиции знакомиться, узнавать и открывать человеческие качества этих талантливых девушек. Сейчас, когда я переключаюсь на молодежь, то будто сама начинаю с начала. Новый человек приходит в твою жизнь, ты его учишь, а он учит тебя чему-то в ответ. Это круговорот жизни, и это здорово!

Великий мэтр танца Юрий Николаевич Григорович подарил мне творческую жизнь и судьбу в Большом театре.

О Юрии Григоровиче

Юрий Николаевич особенный человек в моей творческой жизни. Он с необыкновенным художественным смыслом и грандиозным замыслом подходил к работе с труппой. Артисты, которых он с большим вниманием находил и взращивал, были как драгоценные камни в его короне.

Я попала в Большой театр в крайне насыщенный творчеством период: новые балеты, великие артисты, гастроли, обожающая публика. Большое счастье, когда успех твоего театра совпадает и с твоей деятельностью. В это время я получала мощные толчки для развития, ведь мне выпала честь постигать мастерство с такими легендарными артистами, как Плисецкая, Стручкова, Максимова, Кондратьева, Васильев, Лавровский, Лиепа, Владимиров и многими другими. И для меня стало огромным счастьем взаимодействовать с Юрием Григоровичем в его творческом направлении, я старалась в его корону попасть и правильно ограниться. Мне кажется, я имею право сказать, что я стала балериной Григоровича. Он сделал меня классической прима-балериной в труппе Большого театра, одарил меня всеми классическими партиями репертуара, но по-настоящему я раскрылась в его изумительных спектаклях, которые стали творением эпохи. Редкий подарок получить такие партии, как Анастасия из «Ивана Грозного», Рита из «Золотого века», Валентина из «Ангары», Фригия из «Спартака» — эти роли раскрыли меня как драматическую балерину. Великий мэтр танца Юрий Николаевич Григорович подарил мне творческую жизнь и судьбу в Большом театре.

Об искусстве балета

Балет — очень мыслящее искусство, нестандартно мыслящее. Конечно, трудно приравнять его к музыке, которая является чем-то космическим и непостижимым. Но в танце, и балете в частности, есть важное свойство —  это отражение времени. Многое в нашем искусстве определяет масштаб и одаренность личности. Иногда какой-то самородок вас может поразить до такой глубины, потому что он особенным образом чувствует, видит, анализирует. Каждое новое поколение своим искусством говорит о предыдущем: что-то переходит, что-то уходит, что-то вновь возрождается. Традиция — вот что позволяет нам расширять рамки, и в этом главная ценность искусства танца и искусства в целом.

На репетиции с худруком балета Большого театра России Махаром Вазиевым.

О юбилее

К юбилею Большой театр сделал мне невероятный подарок, о котором я не подозревала и совершенно не ждала. В честь меня был показан спектакль «Лебединое озеро», и в этом спектакле танцевали мои ученицы.

Артист счастлив, когда к нему приходит признание, а уж тем более, когда совершенно неожиданно тебя вспоминают и о тебе снова говорят. После окончания спектакля, когда я вышла на сцену на поклоны с артистами, которые в этот вечер посвятили мне спектакль, конечно, я испытала огромное счастье и душа ликовала. Меня этот момент наполнил теми состояниями, с которыми я выходила на эту сцену, когда танцевала. Я словно летела навстречу этому зрительному залу, которому когда-то я в танце отдавала самое лучшее из своей души. Эти непередаваемые эмоции, которые сложно описать в словах, их можно только прожить. Такой импульс мне подарили в этот день артисты и мой театр, я была всем невероятно благодарна за такую душевную щедрость. Такое отношение трудно переоценить, я чувствую, что нужна театру, и от этого мне хочется творить.

Сердечно благодарим Большой театр России за помощь в организации съемки.