Long read

«Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго, или История Эсмеральды на балетных сценах.

Автор Вероника Варновская

21.03.2022

«Если мы люди маленькие, отсюда еще не следует, что мы боимся больших дел!»

«Собор Парижской Богоматери»

 

В феврале мир отметил 220 лет со дня рождения Виктора Мари Гюго — французского поэта, писателя, драматурга. Гюго — выдающаяся фигура XIX века. Его книги стали лучшими образцами французского романтизма. Но их влияние распространилось далеко за пределы литературы. Сам Виктор Гюго был еще и политическим деятелем, всю жизнь выступал против социального неравенства, что тоже нашло отражение в его произведениях.

Одна из химер собора

Один из романов писателя подарил нам множество произведений искусства разных жанров. Более того, Гюго мы обязаны сохранением исторического памятника, конечно же, собора Парижской Богоматери. Французы предыдущих столетий считали его уродливым, безобразным, а, к примеру, Наполеон Бонапарт еле выдержал торжественную церемонию в этом соборе, неподобающем, как он считал, великой стране. Нотр-Дам собирались снести.

Однако мнение Виктора Гюго было противоположным, а сила его дарования столь велика, что после выхода в свет романа «Собор Парижской Богоматери» в 1831 году отношение французов поменялось кардинально. Нотр-Дам стал одной из основных достопримечательностей Парижа.

Причем собор в книге не просто место основных сюжетных перипетий, он одно из главных действующих лиц романа. Он живой. И автор делает на этом акцент. Собор меняется в зависимости от того, кто в него входит, с какими задачами и настроением.

В «Соборе Парижской Богоматери» Виктор Гюго показал нам Средневековье — время не только готически величественное, мрачное, но и полное истинных чувств и сильных страстей. Автор открыл нам Париж той эпохи с разными слоями общества, с его дворами чудес, с жаждущей свободы и справедливости, но при этом живущей в страхе толпой. Средневековье для Гюго — революционное время. Да и создавал свой роман писатель в бурную эпоху, во времена народного возмущения против Карла X, последнего из династии Бурбонов. Возможно, это одна из причин, почему «Собор Парижской Богоматери» да и в целом творчество Гюго так любили в Советском Союзе.

И, конечно, читатели очень прониклись любовной линией романа. Здесь это больше, чем банальный треугольник. Любовь многогранна — она бывает возвышенной, поэтической, жалостливой, дружеской, страстной, вожделеющей, уничтожающей. И все это есть в книге.

Все вышеперечисленное послужило тому, что герои романа Гюго вышли за пределы книги. Существует множество экранизаций сюжета, мультфильмы, популярный красивейший мюзикл, опера и, конечно же, балет. И первый шаг в направлении других жанров сделал сам Виктор Гюго. Вскоре после выхода в свет своего детища он написал либретто, основанное на романе, а Луиза Бертен написала оперу под названием «Эсмеральда», поставленную в Париже в 1836 году. И уже здесь на первый план выходит не сам собор, а героиня — Эсмеральда. Тема цыган была очень популярна у романтиков. И, конечно, Гюго не обошел ее стороной. Через несколько лет, уже в России, оперу «Эсмеральда» написал Александр Даргомыжский. И поставлена она была в Большом театре в 1847 году.

Музыку балета «Эсмеральда» вскоре после выхода романа Гюго написал композитор Цезарь Пуни. За хореографию отвечал уже очень известный на тот момент балетмейстер, создатель «Жизели» и «Ундины», Жюль Перро.

Его «Эсмеральда» стала знаковым спектаклем в развитии хореографического искусства. Перро создал балетное либретто не по роману Гюго, а по уже переработанному самим писателем сценарию для оперы. А еще, согласно традициям времени, необходимо было сделать в балете счастливый конец.

Трагическое должно, увы, иметь благополучный исход, иначе сочинителя балета постигает судьба Еврипида, нам остались в удел только сказки. Жюль Перро

На первый план была выведена только любовная линия героев, оставив в тени социальные аспекты. Но тем не менее «Эсмеральда» Жюля Перро вывела балет на новую ступень. Это в первую очередь касалось танцев и мизансцен кордебалета. На академическую сцену вышла толпа… оборванцев, движимая инакомыслием и свободолюбием, да и двигающаяся на сцене совсем непривычно — появилась асимметрия в рисунках, нарочитый гротеск в танцевальной лексике. Да, сейчас бы мы сказали, что нет вовсе никакой свободы, нет естественности, очень наивно и наигранно, но это были зачатки того, что позже — уже в XX веке — будет развиваться в разных направлениях хореографии.

И еще важная роль Жюля Перро: в «Эсмеральде» он ввел pas d'action — действенный танец. Другими словами, дал смысл и сюжет уже традиционным, но имеющим чисто дивертисментный, дансантный характер pas de deux, pas de trois и т. д. Блистательная балерина императорского Мариинского театра Екатерина Вазем в своих воспоминаниях писала: «Все балеты Перро резко отличались от произведений других современных ему и последующих балетмейстеров преобладанием в них драматической стороны над танцевальной. <…> …сочиняя эти танцы, балетмейстер заботился не столько о том, чтобы дать исполнителям более выигрышный номер, сколько о том, чтобы танцевальные номера дополняли и развивали драматическое действие».

Премьера «Эсмеральды» Жюля Перро состоялась в 1844 году в Королевском театре в Лондоне. Первой Эсмеральдой была Карлотта Гризи. Затем балет был поставлен в Петербурге и в Москве, и только в 1856 году — в Париже.

Фанни Эльслер

В Москве спектакль имел грандиозный успех. И здесь, конечно, помимо самого балета виновницей триумфа была исполнительница главной партии. А именно — Фанни Эльслер. Публика в прямом смысле слова сходила с ума. Карету с балериной после представлений носили на руках. Фанни была осыпана подарками и купалась во внимании и восхищении. Балерина не осталась в долгу. Известна история, когда в одной из сцен ее Эсмеральда вместо слова «Феб» мелками написала «Москва», что вызвало еще более бурную реакцию публики.

Интересно, что Фанни Эльслер решила запомниться публике и остаться в истории на волне этой популярности, и здесь, в Москве, во время фееричного успеха «Эсмеральды» она объявила о завершении карьеры. Что и выполнила, дав еще единственное представление в родной Вене.

Эсмеральда — изумруд. Чистейший драгоценный камень посреди дворов чудес Парижа. Искренние и яркие чувства героини позволили блистать в этой роли балеринам разных поколений. Одной из них в Императорском Мариинском театре была Вирджиния Цукки. Мариус Петипа изначально не очень жаловал заезжую танцовщицу, но Цукки покоряла сердца зрителей именно своим актерским дарованием, сценической игрой. Поэтому не случайно в период творчества, называемый историками балета «реставрационным», Петипа ставит для Вирджинии Цукки именно «Эсмеральду». Балетмейстер сразу попал в две цели: подчеркнул достоинство балерины и дал второе дыхание спектаклю Перро. (Да, мы вообще должны быть благодарны Мариусу Ивановичу за сохраненные шедевры его предшественников и современников.)

Петипа, прекрасно знавший первоисточник (все-таки первый русский Феб), оставил либретто Перро и даже некоторые танцы. Но добавил музыку Риккардо Дриго для вариаций Флер де Лис и ее подруг и для pas de six Эсмеральды, Гренгуара и четырех цыганок. Эту сцену сохраняют неизменной во многих последующих постановках и даже исполняют как отдельный концертный номер.

Вирджиния Цукки не терпела бессмыслицы в движениях своих героинь. Так, например, один из современников балерины К. Скальковский описывал сцену после пытки Эсмеральды: «Цукки не пускалась, как рутинные балерины, в пляс, забывая о всей прошедшей сцене. Нет, хотя в глазах ее видна была радость, но положение корпуса, выражение лица показывало, что это женщина, которая вынесла страшную пытку и неизвестно, оправится ли еще».

Признанной Эсмеральдой рубежа XIX и XX веков в балете Петипа-Перро была, конечно, Матильда Кшесинская. Она мечтала об этой партии со школы. Но дальновидный Петипа дождался человеческой, душевной и актерской зрелости юной балерины, и тогда действительно Кшесинская создала один из лучших своих образов.

Последней выдающейся Эсмеральдой именно в этой постановке Петипа по Перро была Ольга Спесивцева. И опять же здесь большую роль играло внутреннее содержание и наполненность образа.

Вирджиния Цукки
Матильда Кшесинская
Ольга Спесивцева

В начале XX века многие балеты Петипа, в том числе и оригинальная версия «Эсмеральды», были записаны Николаем Сергеевым (на тот момент ведущим режиссером Мариинского театра, в прошлом — артистом балета труппы) по системе записи танца Владимира Степанова (также бывшего артиста балета). Именно эти записи из «Коллекции Сергеева», хранящиеся в библиотеке Гарварда, использовали Юрий Бурлака и Денис Медведев для своей реконструкции балета «Эсмеральда» в Большом театре в 2009 году. Спектакль действительно был масштабным, позволил раскрыться артистам труппы. По законам времен Жюля Перро, был счастливый, сказочный конец. И… великолепная сцена ожившего гобелена с Дианой, Актеоном и нимфами.

Но этой сцены не было в балете Перро и Петипа (сам Юрий Бурлака говорил, что не захотел терять находки XX века). Автором же ее, поставив свою «Эсмеральду» в 1935 году в Кировском театре, стала Агриппина Ваганова. Но, конечно, она все же черпала вдохновение из работ своего великого предшественника. Ваганова взяла за основу хореографический материал трио Петипа «Диана, Эндимион и Сатир», убрав гротесковый образ Сатира. За музыкальную основу этой сцены Ваганова взяла фрагмент балета Пуни «Царь Кандавл» и ту самую музыку Дриго, написанную по заказу Петипа для сцены у Флер де Лис. Сейчас pas de deux Дианы и Актеона имеет сумасшедший успех, исполняется на гала-концертах, на международных конкурсах. В оригинале это была целая композиция — античные боги танцевали в окружении нимф. Но тогда, в 30-е годы XX столетия, многие профессионалы считали превращение блестящего трио Петипа в бравурный технический дуэт варварством. Особенно ярым противником был Федор Лопухов. Судьей в творческих спорах остается его величество Время. Очевидно одно: Агриппина Ваганова поставила во главу угла чистую классику, отбросив все гротесковое. Pas de Diane стало манифестом классического танца и показало нам артистов, почти полубогов, коими были первые исполнители этого дуэта Вахтанг Чабукиани, Галина Уланова и целая плеяда выдающихся артистов довоенной Советской России.

Галина Уланова
Вахтанг Чабукиани

А как же главная героиня? Эсмеральдой в редакции Вагановой стала любимица Ленинграда Татьяна Вечеслова. Вадим Гаевский называл ее «танцовщицей-поэтессой», а Павел Марков говорил, что «она грандиозная актриса», и по этой причине ставил Вечеслову даже выше других вагановских учениц.

Татьяна Вечеслова, конечно, была свидетельницей и довагановской «Эсмеральды». И когда в 1981 году в Малом театре Ленинграда Николай Боярчиков решил поставить «Эсмеральду», наиболее приближенную к хореографии Перро, в качестве хореографов-консультантов выступили Татьяна Вечеслова и Петр Гусев. Как признавался сам Боярчиков, время, конечно, стирает из памяти какие-то сцены, танцевальные фрагменты, что-то устаревает. И поэтому балетмейстеру пришлось доставлять некоторые эпизоды, оставаясь в стиле спектакля, в лексике эпохи. Важно, что в 1994 году снята телеверсия спектакля МАЛЕГОТа, тем самым сохранив для потомков флер «Эсмеральды» времен Жюля Перро.

Татьяна Вечеслова

А что же Москва? После триумфа Фанни Эльслер лишь в XXI веке насладилась историей Гюго?

Конечно, нет!

Вернемся в самое начало XX столетия. В Большом театре воцаряется реализм. Ярко и смело провозглашает свои идеи в творчестве Александр Горский.

И он берется за собственное прочтение романа Гюго. Горский называет свой спектакль не балетом, а мимодрамой с танцами. А в титуле нет имени главной героини. «Дочь Гудулы», да еще и с подзаголовком «дочь народа», гласят афиши 1902 года. Александр Горский отказался от музыки Пуни, заказав партитуру композитору Антону Симону. За художественное оформление отвечал сам Константин Коровин.

Время реализма на московской сцене выдвинуло на первый план не любовную линию романа Гюго, а острые социальные вопросы, атмосферу мрачного Средневековья. Инквизиция и власть, издевающаяся над своими жертвами, — главная направленность спектакля Александра Горского. И, конечно, балетмейстер вернул трагический финал, соответствующий книге Виктора Гюго. Все это действительно было полной противоположностью балета Жюля Перро.

Спектакль очень сурово был принят критикой и не до конца понят публикой. Просуществовал на сцене совсем недолго. Затем в Большой вернулась версия Петипа в редакции Тихомирова. В музыкальной части тоже произошли изменения. Партитуру Пуни оркестровал и, как считается музыковедами, облагородил Рейнгольд Глиэр. В 1950 году к этой музыкальной версии была добавлена музыка Сергея Василенко, специально написанная для новой постановки Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Виолетта Бовт

Владимир Бурмейстер, поставив свой вариант романа Виктора Гюго, создал не только шедевр эпохи драмбалета, но и одну из визитных карточек балетной труппы МАМТа наравне с «Лебединым озером» и «Снегурочкой». Бурмейстер, как и Горский, вернул трагический финал литературного первоисточника, и большое внимание уделил социальным аспектам сюжета. Но балетмейстеру удалось главное, а именно: соблюсти баланс между танцевальной лексикой и мимическими сценами. «Эсмеральда» Бурмейстера — спектакль в лучших традициях московской сцены: яркий темперамент персонажей, сильные страсти, великолепная актерская игра. На премьере 1950 года блистала Виолетта Бовт. И что ценно, театр сохранил спектакль до сегодняшнего дня. Поколения артистов передают «Эсмеральду» в прямом смысле из ног в ноги. А публика продолжает сопереживать героям романа Гюго.

Но балет «Эсмеральда» можно увидеть еще на одной сцене Москвы (такова любовь москвичей к этой истории). В 2006 году в «Кремлевском балете» свою редакцию спектакля представил публике Андрей Петров. Художественный руководитель театра рассказывал о личных мотивах обращения к этой истории: когда-то его мама Ольга Петрова исполняла роль цыганки Эсмеральды в театре «Ромэн». Петров в своей редакции сохранил все лучшее от великих предшественников: здесь и pas de six с цыганочками Петипа, и pas d'action Эсмеральды и Гренгуара Перро, и полноценное pas de Diane в окружении нимф Вагановой. При этом сохранена именно трагическая развязка романа Гюго. И, конечно, есть собственные находки: монологи Клода Фролло в окружении видений Эсмеральды, монологи Квазимодо, добавлены танцы четырем цыганкам — они сопровождают Эсмеральду с самого начала, и уже не возникает вопросов, откуда они берутся в pas de six, а также душещипательное адажио Квазимодо с уже мертвой Эсмеральдой — неоднозначно принятое критикой, но всегда вызывающее слезы у зрителя.

Спустя десять лет свою версию «Эсмеральды» Андрей Петров перенес в Казань в Татарский государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля. Премьера прошла с успехом и до сих пор есть в афише театра.

Роман Гюго многих балетмейстеров не оставляет равнодушными, и балет «Эсмеральда» продолжает расширять географию. Так, в Марийском государственном академическом театре оперы и балета имени Эрика Сапаева в 2011 году на фестивале балета в честь Галины Улановой состоялась премьера балета «Эсмеральда» в хореографии художественного руководителя Константина Иванова. Балетмейстер, по его же словам, приблизил либретто к самому роману Гюго. Да, в спектакле есть классическая канва, знакомая всем история взаимоотношений Эсмеральды и четырех таких разных мужских персонажей. Но Константин Иванов вернул в балет историю Гудулы и рождения Эсмеральды, а также трагическую развязку романа. Спектакль до сих пор с успехом идет на родной сцене и на гастролях балетной труппы.

«Эсмеральда» – версия театра «Кремлевский балет»

Есть еще одна интересная история об «Эсмеральде», а точнее… о знаменитой вариации Эсмеральды с бубном. Действительно, сверхпопулярная вариация, исполняющаяся на международных конкурсах, на различных гала. Ее танцуют отдельно, включают в pas de deux, а иногда и в большие спектакли. Авторство хореографии приписывается целому ряду балетмейстеров от Петипа до Григоровича. Но… хореограф этой вариации Эсмеральды да и оригинального одноименного спектакля по роману Гюго — Николай Березов. Выходец из Российской Империи, оказавшись на Западе, а точнее в Великобритании, решил взяться за свою версию «Эсмеральды». Это была не редакция Перро-Петипа, а именно оригинальный спектакль, хотя, конечно, есть вероятность, что Березов видел и вдохновлялся первоисточником. Но тем не менее на сборную музыку Пуни из разных его произведений и музыкальные фрагменты других композиторов Николай Березов поставил в 1954 году свой спектакль для Лондонского Фестивального балета (сейчас English National Ballet). Сам балетмейстер писал в своих воспоминаниях, что публике балет понравился. Но есть свидетельства современников о том, что критика была очень строга. Спектакль продержался в репертуаре труппы недолго. Березов ставил свою версию еще в США и в Финляндии. А вариация из pas de deux на музыку композитора XIX века Ромуальдо Маренко из его балета «Сиэба, или Меч Водана» (именно этот музыкальный фрагмент показался Березову достаточно бравурным и подходящим Эсмеральде) пережила и весь спектакль, и своего автора, и обрела самостоятельную невероятно популярную жизнь.

И только спустя более ста лет балет по роману великого француза вновь появился во Франции. В 1965 году директор парижской Гранд опера Жорж Орик пригласил Ролана Пети для постановки спектакля, дав ему карт-бланш на выбор темы. Балетмейстер взялся за монументальный роман Гюго, сохранив то же название — «Собор Парижской Богоматери». Смена уже привычного в балетном мире названия говорила о том, что цыганка Эсмеральда не является уже центральной фигурой спектакля. Пети вообще из всех персонажей оставил только Клода Фролло, Квазимодо и Феба, сюжетная линия сосредоточена на их взаимоотношениях с Эсмеральдой.

Я хочу, чтобы было забыто средневековье и для зрителей прояснился трагический смысл творения Гюго. Ролан Пети

Пети действительно показал далеко не романтический взгляд на литературный первоисточник и осветил проблемы, актуальные даже спустя столетие.

Музыка этого балета тоже была оригинальной. Ее автором стал известный композитор Морис Жарр, до этого работавший с драматическим театром и создавший музыку к голливудским фильмам.

В балете Ролана Пети классический танец наполнился современной пластикой. Образ Квазимодо стал центральной фигурой. А Пети, не только хореограф, но и первый исполнитель этой роли, отказался от искусственного горба и других бутафорских уродств, обычно используемых в балете ранее. Образ был решен исключительно пластически и хореографически. И зрители даже могли видеть духовное развитие Квазимодо — так, во время дуэта с Эсмеральдой в соборе он распрямляется, становясь прекрасным сильным партнером, тем самым показывая, что внутри он совершенно другой, достойный лучшей жизни. Что касается самой Эсмеральды, Ролан Пети подчеркивал, что она француженка, оказавшаяся среди цыган. Это видно и в самом танце — стильном, манящем, но без какой-либо цыганской атрибутики, и в костюме — для 1965 года шокирующее мини. Да, художник по костюмам, он же молодой амбициозный, набирающий популярность модельер Ив Сен-Лоран считал, что именно так выглядит покоряющая все сердца Эсмеральда. Кстати, костюмы Лорана к этому балету вышли за пределы сцены и ворвались в мир моды. И мини, и шнуровки, и цветные рубашки, все это стало очень популярным. Интересная деталь — представителей дворов чудес Ив Сен-Лоран одевает очень пестро. На первый взгляд. На самом деле костюмы решены в цветовой гамме красивейших витражей Нотр-Дама.

Ив Cен-Лоран с танцовщиками балета «Собор Парижской богоматери» Ролана Пети
Эскизы Ив Cен-Лорана для балета Ролана Пети

«Собор Парижской Богоматери» Пети был восторженно принят и публикой, и критикой. Этот балет называли «незаурядным явлением» как в творчестве хореографа, так и в целом в репертуаре Гранд опера. В 1974 году Ролан Пети перенес спектакль в свою труппу — Марсельский балет.

А дальше… история повторилась. Балет уже нового столетия по роману Виктора Гюго снова отправился в Россию. Точнее в Советский Союз. И тоже сначала в Ленинград (Петербург), а затем в Москву.

Светлана Лунькина - версия Ролана Пети

Ролан Пети — один из первых западных хореографов, которому было разрешено поставить свой балет в Союзе. В 1978 году в Кировском театре с большим успехом состоялась премьера «Собора Парижской Богоматери». А годом позже он был показан на гастролях в Париже. Критика же отметила, что в русском исполнении балета Пети Эсмеральда (прекрасная Галина Мезенцева) словно по традиции заняла главенствующее место в спектакле.

В Большом театре «Собор Парижской Богоматери» Ролана Пети появился лишь в 2003 году. Балетмейстер перенес свой балет без каких-либо изменений, добавлений или усовершенствований, так как считал, что спектакль в них абсолютно не нуждается. Именно этот момент был встречен критикой неоднозначно: многие считали, что балет устарел и не подходит уровню Большого театра. Тем не менее артисты прозвучали прекрасно, пополнили свой творческий багаж уже классикой XX века, а премьерный квартет — Николай Цискаридзе, Светлана Лунькина, Ян Годовский и Александр Волчков (Квазимодо, Эсмеральда, Клод Фролло и Феб соответственно) — вызвал у публики истинное сопереживание героям.

Удивительно, но в наши дни, когда мир разделился на «до» и «после», когда закрылись границы, когда отменялись спектакли, зрительный зал заполнялся в лучшем случае на 50%, «Собор Парижской Богоматери», наоборот, расширил свою географию. В 2021 году балет Ролана Пети на сцену НОВАТа (Новосибирский академический театр оперы и балета) перенес балетмейстер Луиджи Бонино. Хранитель традиций Пети, ассистент и друг, а также в прошлом артист Марсельского национального театра под управлением Ролана Пети, Бонино очень бережно ставит по всему миру наследие одного из действительно больших хореографов XX века. И опять же, есть мнение прессы, что это не современный балет, это уже все прошлый век… Да. Это и есть классика XX столетия. Так почему же не знакомить и публику, и артистов с этой классикой?! Тем более что балетная труппа НОВАТа исполняет эту хореографию на высоком уровне!

Время стремительно идет вперед, сменяются поколения, происходят революции, мировые войны, великие открытия, эпидемии. А история о любви и предательстве, чести и достоинстве, о власти и бесправии, о душевной чистоте и поглощающих страстях остается актуальной и сегодня. Роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» и по сей день вдохновляет как балетмейстеров, так и артистов.