Персона

Дарья Ионова

Автор Ольга Угарова

Фотограф Ира Яковлева

31.07.2022

Дарья Ионова родилась в Калининграде, но уехала от любимого моря в Петербург ради балета. Поступала в Академию Вагановой трижды, в результате попала в класс легендарной Людмилы Валентиновны Ковалевой. Прошлым летом она перенесла серьезную операцию, но уже выходит на сцену. Балерина Мариинского театра может сутками репетировать и при этом успевать готовить, фотографировать набережные Невы для социальных сетей и писать эссе в телеграм-канале IonovaWorldDaily. Мы встретились с Дарьей под занавес театрального сезона, чтобы поговорить о том, как устроен ее мир.

Даша! Мы с тобой все-таки встретились, хотя пытались договориться об интервью еще два месяца назад. Мне даже не верится!

И мне!

У тебя было сложное расписание?

В феврале я вышла на работу после травмы голеностопа, но восстановление еще не закончено. За исключением редких случаев, все это время я была или в театре, или на процедурах.

Параллельно с репетициями и сценой?

Именно так. Я выпала из рабочего процесса после своего третьего сезона, летом 2021 года. Сезон я доработала, а летом прошла операция. Потом меня ждали долгий курс реабилитации, консультации с разными врачами, лечебная физкультура, снова врачи — и так по кругу пять месяцев. К февралю этого года стало ясно, что сидеть без театра уже невозможно. Поэтому было решено — пора заканчивать с больничным!

Неужели можно совмещать и работу в театре, и лечение?

В моем случае сейчас это во благо. После операции начался процесс деформации стопы, и, чтобы адаптировать голеностоп, сустав связки и сухожилия к профессиональной нагрузке, нужно было начать ее нагружать.

Жить вне репетиций и уроков было сложным испытанием?

Очень. Мой третий сезон, к концу которого и случилась травма, был ярким. Я много работала: танцевала в кордебалете и репертуар. Руководство труппы давало мне много шансов, и я использовала каждую возможность проявить себя. Мне все время хотелось больше и больше работать несмотря на то, что дискомфорт от возрастающей нагрузки чувствовался довольно долго. Я не рассчитала свои силы, и думаю, мой длительный больничный — это определенный урок, который меня многому научил.

Прислушиваться к себе?

И это тоже! Во-первых, эта ситуация показала мне, что есть жизнь вне театра и нельзя ее сторониться, ведь рано или поздно мы с ней столкнемся — после травмы или выхода на пенсию. Во-вторых, надо учиться уважать, понимать и принимать свое тело. В противном случае оно просто откажется тебя слушать, как и произошло со мной.

Как ты борешься со своим желанием браться за все и чрезмерно нагружать тело?

Благодаря своему вынужденному отпуску я научилась замедляться. Этот навык у меня тоже отсутствовал. И конечно, теперь я понимаю, что в некоторых случаях мне нужно отказаться от подготовки какого-то соло, если это может отрицательно сказаться на моем здоровье. Да, я часто слышала и от репетиторов, и от балерин о том, что нужно беречься, но пока ты сам не пройдешь через это, сложно остановиться. Мой педагог Татьяна Геннадьевна Терехова помогает мне контролировать себя.

Все-таки кто-то вне тоже нужен?

Мне — точно. Татьяна Геннадьевна очень хорошо меня чувствует. Она иногда говорит: «Даша, все, стоп! Отложим это движение до завтра». Я же, как сумасшедшая, один элемент могу повторять сотни раз и губительно загонять себя. Кроме того, Татьяна Геннадьевна разжигает во мне огонь, когда я сомневаюсь в себе, когда я проявляю лишние эмоции. Это мне тоже нужно: я только с виду такая ромашка.

Ты очень целеустремленная. Одно то, что ты поступала в академию три раза, об этом говорит. Тебя так воспитывали дома: идти к своей мечте несмотря ни на что?

Не могу сказать, что родители мне это внушали. Они как раз очень боялись, что очередная неудача при поступлении сломает меня. Но я все же была вольна в своем выборе. Сначала я пробовала попасть в академию в 10 лет, потом — в 15 и, наконец, почти в 20.

Зачем тебе нужно было так настойчиво стучаться в эту дверь?

Академия была моей мечтой, а мне говорили, что мечты сбываются. В это же время я понимала, что мечты сбываются только тогда, когда ты действуешь. Мне хотелось доказать, что невозможное возможно.

Кому?

Себе, окружению. Я хотела учиться и окончить академию, и у меня все получилось.

Да еще как! Ты попала в класс легендарной Людмилы Валентиновны Ковалевой, а на последнем курсе поехала в большое турне вместе с сокурсницами Марией Хоревой, Марией Булановой, Настей Нуйкиной и премьером Ксандером Паришем, вы показывали «Аполлона» Баланчина.

Я не могла поверить в происходящее, и тогда, когда в академию приняли, тоже.

Ты еще успела поучиться в Институте культуры.

Да. После школы я поступила на бюджетное отделение СПбГУКИ — на факультет, где готовят руководителей любительских хореографических коллективов. Спустя год мои попытки с академией увенчались успехом, и я про все забыла — даже про то, что из института надо документы забрать.

У тебя получаются очень красивые фотографии, которые ты выкладываешь в социальных сетях.

Мне нравится замечать и снимать какие-то мелочи: красивые двери или окна, лепнину на фасаде здания, луч света, пробивающийся сквозь шторы. Думаю, такие детали и есть наша жизнь.

Недавно ты стала вести телеграм-канал IonovaWorldDaily. Там ты много пишешь. О чем?

Так же, как и с фотографией, мне нравится обращать внимание на детали. Мы многого не замечаем, а ведь все, что нас окружает, несет в себе смысловую нагрузку. И в своих социальных сетях мне хочется показать жизнь — все то, что меня окружает, когда я выхожу из служебного подъезда театра на улицу.

Значит, станка в твоих постах по-прежнему будет мало?

Мне кажется, один станок или зал — это скучно. Да, я совершенно безумно могу проводить дни и ночи на репетициях, я вообще обожаю весь внутренний процесс нашей работы, но жизнь — она больше и шире происходящего в театре. За окнами столько всего! Надо об этом помнить, этим нельзя пренебрегать, пусть наш балетный мир и засасывает.

В своих аккаунтах ты очень много пишешь про вкусные завтраки и снимаешь смешные видео на эту тему. Тебе нравится готовить?

Очень люблю. У нас в труппе много девчонок, увлеченных гастрономией. Мы приносим в гримерки свои блюда, делимся рецептами, рассказываем про новые найденные вкусовые сочетания. Наверное, я эпикуреец, потому что люблю получать удовольствие, как на самом деле и мы все. В театре мы постоянно претерпеваем боль, ограничения, пропускаем через себя критику, жертвуем собой и своим телом ради искусства, поэтому хотя бы за его стенами надо пробовать наслаждаться жизнью.

Ты поэтому всегда делаешь макияж и прически?

Здесь немного другая причина. Мне кажется, наше искусство призвано порождать вокруг себя красоту. И, на мой взгляд, мы, артисты балета, должны нести эту эстетику всегда и везде. Я хочу с утра погружаться в состояние, которое меня настраивает на работу и, признаться, дисциплинирует несмотря на то, что хочется иногда надеть быстро спортивный костюм и не задумываться ни о чем.

Дисциплина важна для тебя?

Безусловно. Если не будет самодисциплины, не будет и результата. Я рано встаю и стараюсь ложиться в одно и то же время. Иногда такой регламент немного доходит до абсурда, и я борюсь с собой. Помню, как в академии всегда шла спать в 22.30, а потом в театре мне многих трудов стоило переучиться, потому что дай бог только домой уедешь в это время. Дисциплина очень важна для меня. Наверное, я бы не смогла добиться того, к чему стремилась, без этого умения. Надеюсь, и сейчас оно мне поможет.

Что ты сейчас хочешь от профессии?

Как и тогда, когда хотела поступать в академию, — самореализоваться, получать от профессии удовольствие, дарить радость зрителю своим творчеством и быть лучшей версией себя.

MUAH Яна Борисевич