Персона

Игорь Колб

19.11.2022

Текст: Настасья Костюкович

Фото: Михаил Нестеров

2022-й стал для премьера Мариинского театра Игоря Колба годом важных изменений. Приняв приглашение Большого театра Беларуси занять пост главного балетмейстера, он оказался по другую сторону танца. Возможность попробовать себя в новом амплуа соседствует и с возвращением в прошлое, ведь именно в Минске Игорь Колб окончил хореографическое училище и впервые вышел на большую сцену. Дебютной постановкой, предложенной ему в статусе главного балетмейстера, стал балет «Жизель», в котором Колб в свое время исполнял обе главные мужские партии. Об этих удивительных пересечениях прошлого и будущего, неожиданных находках в старых партитурах и о чуде, что случается буднично, мы поговорили с Игорем Колбом.

Приглашение в Большой театр Беларуси и переезд в Минск — есть ли в этой истории привкус дежавю?

Минск — давно и хорошо знакомый мне город. Здесь прошло мое детство. В нем кардинально ничего не изменилось. Отчасти я до сих пор питаюсь всем тем, что было заложено в меня как в Пинске, так и во время учебы в Минске. Это очень важный, базовый, момент. Четкое понимание: «Я — мальчик из Пинска». Благодаря этому долгие годы и происходило мое движение. В моей жизни многое закономерно и естественным образом перетекает из одного в другое. Весь жизненный путь видится мне единым и неделимым, а не состоящим из отдельных отрезков. Поэтому и ангажемент в Минск я рассматриваю как продолжение. Я из тех людей, кто хорошо осознает: все, что имеет начало, имеет и свое завершение. Это понимание всегда было со мной и давало возможность относительно спокойного движения, без излишних иллюзий.

Но теперь в Минске вы уже «питерец»?

Я четко понимаю и разделяю ряд моментов относительно моего положения в Минске. Здесь интересная работа. А в Петербурге — моя семья и ближний круг, но также и ряд обязательств согласно начатым проектам. На сегодняшний день в Минске меня в основном хватает только на разрешение рабочих вопросов. 115 артистов труппы — как мои беды и проблемы, так и мой успех. Часто повторяю: я здесь, чтобы получалось у других. Мне сейчас интересно состояться в этом качестве. По прошествии трех лет контракта очень надеюсь, что будет понимание — получилось ли у меня. Хотя прошло уже полгода в Минске, но, кажется, будто я приехал только вчера. Впрочем, такое ощущение у меня от всей моей жизни: только позавчера выпускался из училища, и вот — премьер Мариинского театра, а сегодня уже и главный балетмейстер…

Большой театр Беларуси — «вотчина» Валентина Николаевича Елизарьева, творящего в этих стенах с 1973 года. Каково это, работать рядом с такой персоной?

Это театр, в котором я сам рос, в том числе через призму спектаклей и творчество Валентина Николаевича. Это театр, который создал Елизарьев, — таким его знали, и будут знать. Все годы учебы, три раза в неделю, мы бегали не только на балетные спектакли, но и оперные. 99% репертуарной политики театра — тогда и сейчас — составляют постановки Елизарьева. Сегодня как никогда я прекрасно понимаю поговорку «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Она и определяет мое направление.

Если бы не Минск, где бы вы сейчас могли быть?

Думаю, что в Москве, откуда также было предложение. Я рассматривал три направления и долго не мог определиться, какой дорогой пойти. Конечно, в зоне стабильности я оказался бы, выбери Москву. В менее стабильном, но очень интересном статусе, если бы выбрал Великий Новгород и занимался своими проектами. Но я выбрал Минск и сделал это при поддержке из Москвы в лице Махара Вазиева, который уверен, что у меня все должно получиться. Путь «чем сложнее, тем интереснее». Выбор сделан!

Быть балетмейстером или танцовщиком, что для вас сложнее?

Одинаково сложно, это ведь подход к танцу с разных сторон. Предложение стать главным балетмейстером не было неожиданным, потому что я уже пробовал себя в качестве художественного руководителя независимых проектов. Руководить в два раза тяжелее, чем танцевать самому. И после первого такого опыта я не хотел дальше этим заниматься, но вскоре подумал: почему бы и нет? Это тоже может быть направлением моего движения, и фестиваль «Открытое искусство» в Великом Новгороде — тому доказательство и сфера моего интереса на данный момент.

Мой педагог в Мариинском театре, Геннадий Наумович Селюцкий, в одном интервью, когда журналист сказал ему: «Вы так отзываетесь о своих учениках, словно их фанат!», ответил: «Да! Я их фанат!» Мне очень важно сохранить в себе такое отношение к тем, кто рядом и с кем я встречаюсь по работе. Не так давно был в Москве, и двое из моих учеников приехали к Большому театру просто, чтобы повидаться со мной. Такие моменты приободряют!

Я не поклонник трюков в балете.

За эти полгода на посту главного балетмейстера как сложился баланс ожиданий и реальности?

Однозначно могу сказать — пока не получается двигаться с желаемой скоростью. Я привык чуть быстрее, чуть иначе выстраивать взаимоотношения и больше иметь возможностей. Но многое и реализовалось с момента моего прихода в театр. И случилось это в апреле, за два с половиной месяца до окончания сезона! На тот момент назревала серьезная кадровая проблема в балетной труппе, но в сжатые сроки ее удалось решить благодаря открытому просмотру: в новый сезон труппа вошла в полном cоставе, обновленном на 25–30%. Теперь есть здоровая конкуренция среди артистов. Молодежь — из Белорусской гимназии-колледжа, Академии русского балета и Академии танца Бориса Эйфмана — подстегивает и мотивирует основной состав. Планирую и далее инициировать подобные просмотры, так как вижу результат.

Когда пришло предложение перенести постановку «Жизели» со сцены Мариинского театра на минскую…

…ни интереса, ни счастья я не испытал в тот момент. Даже подумал, что как-то уж слишком просто. Живой интерес появился позже, когда неожиданным образом в клавире Адана я обнаружил часть музыкального материала, ранее никем не востребованного. Материалы по спектаклю из музея и театральной библиотеки, которые я скопировал перед отъездом из Петербурга, уже детально изучал в Минске, тогда и появился интерес — детальная проработка образов и возможность поставить свою версию вставного pas de deux в первом акте (история крестьянской свадьбы со счастливым финалом — то, чего не случится с главными героями). Белорусский композитор Вячеслав Кузнецов создал оркестровую версию. И теперь наш дирижер-постановщик Николай Колядко даже настаивает, что на премьере «Жизели» в Минске 28 сентября 2022 года прошла еще и мировая премьера этого музыкального фрагмента, написанного Аданом в конце XIX века.

Эта находка старого клавира позволила вам создать хореографию вставного pas de deux. И в титрах постановки балета «Жизель» Большого театра Беларуси ваше имя стоит рядом с Жаном Коралли, Жюлем Перро и Мариусом Петипа!

Это была неожиданная, но приятная возможность выступить не только в качестве репетитора, который переносит спектакль с одной сцены на другую, но и в качестве хореографа.

Это pas de deux так тонко вшито в полотно всего балета, что не видно и швов.

Так и должно было быть! Мне хотелось, чтобы оно перестало быть вставным. Были серьезные риски, потому что оркестровую версию фрагмента мы услышали буквально за три дня до премьеры балета, а репетировали под рояль. Но сегодня этот фрагмент крестьянской свадьбы не выбивается из общей канвы спектакля. На мой взгляд, этот фрагмент стилистически вписался в хореографию и органично звучит в оркестре.

На сцену участников вставного pas de deux вывозит и увозит пони с тележкой. Почему был выбран такой ход?

В качестве артиста я состоялся в Мариинском театре, и участие животных в спектаклях мне не казалось чем-то удивительным. В «Дон Кихоте» на сцену выходит не только лошадь, но и осел. Михайловский театр в «Спартаке» использует для участия в спектакле тигра. И на оперных спектаклях часто лошадь выходит на сцену. А незадолго до премьеры «Жизели» в Минске я к своему удивлению узнал, что, оказывается, в 1841 году на премьере балета в Париже в сцене охоты придворные выезжали на лошадях…

Вы ведь исполняли в «Жизели» обе мужские партии. Этот опыт дал вам лучшее понимание материала?

Скорее, дал возможность дополнить. Первый раз партию Альберта я исполнил в 19 лет c Дианой Вишневой — Жизелью. Это был мой второй сезон в Мариинском театре… Когда ты готовишь партию Альберта, то сосредоточен на своем образе, тебе кажется, что он и только он является основным. Но когда со временем ко мне пришла партия Ганса, я понял, как мало сделал для Альберта!

В вашей постановке очень впечатляюще выглядит сцена бесконечных прыжков Альберта во втором акте — в какой-то момент это похоже на распятие!..

Я не поклонник трюков в балете. Но с первых репетиций повелось, что артисты, которые готовили эту партию, делали именно еntrechat six, как бы зависая в воздухе. При этом тело действительно напоминает крест.

Вообще рисунок креста стал лейтмотивом всего спектакля. Он просматривается в вальсе подруг в первом акте, а во втором — после появления Жизели вилисы выстраиваются в крест, не отпуская и скрывая ее.

О чем получилась ваша «Жизель»?

История Жизели — это история любви… Изначально мной не планировалось никаких привязок к мистицизму или нумерологии. Но получилось, что Большой театр Беларуси, анонсируя премьеру, пронумеровал эту редакцию. В душе я даже немного сморщился, когда предложено было обозначить, какая именно по счету это будет версия «Жизели» в театре. Но в тот же момент прозвучала цифра шесть. Шестая версия! Забавно, ведь именно шесть — дата и месяц моего рождения.

 

 

Фото  предоставлены Большим театром Беларуси.